Яндекс.Метрика
         Учитывая своеобразие строения шейного отдела позвоночника (ШОП), важность обеспечиваемых им физиологических функций и разнообразие патологических процессов, мы сочли необходимым более подробно остановиться на анатомо-функциональных особенностях и некоторых вариантах патологии шейного отдела позвоночника. К сожалению, современная отечественная литература по данному вопросу практически полностью отсутствует. Это, на наш взгляд, явилось причиной того, что в последнее время резко увеличилось число пациентов, которым диагноз вертебробазилярной недостаточности устанавливается либо без достаточных на то оснований, либо без необходимой детализации. Это приводит к назначению однотипных лечебных манипуляций и лекарственных препаратов при различных по анатомической причине и патогенетическим механизмам патологических процессах, что вряд ли является обоснованным.

         С учетом особенностей анатомии, в шейном отделе позвоночника выделяют краниовертебральную зону, включающую основание черепа и два верхних шейных позвонка (в литературе обозначается как Oc-CI-CII), и собственно шейный отдел позвоночника СIII-СVII. Строение шейного отдела традиционно проводят на основании данных лучевых методов -рентгенографии, КТ и МРТ. Отметим также, что оценка параметров центрального отдела основания черепа и краниовертебральной зоны, на наш взгляд, должна проводиться прежде всего нейрохирургами и невропатологами, так как основные жалобы, возникающие при патологии этой зоны, носят мозговой характер.

         Ренгтеноанатомия краниовертебральной зоны и шейного отдела позвоночника

         Высокая сложность анатомического строения краниовертебральной зоны объясняет необходимость обозначить основные рентгенологические ориентиры, используемые при ее оценке.

         На рентгенограммах краниовертебральной зоны в боковой проекции оценивают соотношения структур основания черепа между собой, а также соотношения основания черепа с верхнешейными позвонками (Косинская Н.С., Задворнов Ю.Н., Быстрова З.К., 1972; Marissy R.T., Weinstein S.L., 1996). Следует помнить принципиальное условие правильной оценки анатомических соотношений в этой зоне: на рентгенограммах должны быть сохранены изображения всех необходимых структур - твердого неба и дырчатой пластинки спереди, затылочной кости - сзади.

         При оценке центрального отдела основания черепа анализируют следующие показатели (рис. 1):

                  • Сфеноидальный угол (рис. 1, а) образуется пересечением линий, проведенных касательно к дырчатой пластинке (planum sphenoidale) и блюменбахову скату основания мозга. В норме величина сфеноидального угла лежит в пределах от 90° до 130°;
                  • угол наклона большого затылочного отверстия (БЗО) (рис. 1, б) образуется пересечением линии входа в БЗО (линия McRue) и линией, соединяющей задний край твердого неба с задним краем БЗО (линия Chamberlen'a). В норме угол наклона БЗО составляет от 0° до 18°.























                                       Рис. 1. Рентгенологические ориентиры краниовертебральной зоны
а - сфеноидальный угол, б - угол наклона большого затылочного отверстия, с - кранио¬вертебральный угол, d - сфеновертебральный угол, е - угол входа в большое затылочное отверстие. 1 - касательная линия к planum sphenoidale, 2 - линия блюменбахова ската, 3 - линия McRue, 4 - касательная к передней стенке краниального участка позвоночного канала, 5 - линия Chamberlen'a, 6 - линия McGregor'a - т.н. базальная линия

         На рентгенограмме черепа в переднезадней проекции, проведенной через открытый рот («per os»), оценивают соотношение граней пирамид височных костей: линии, касательные к ним, в норме находятся на одной прямой или пересекаются под углом, открытым вверх и составляющим не менее 160°.

         Взаимоотношения черепа (в целом) с позвоночным каналом оценивают по следующим показателям:

                  • краниовертебральный угол (рис. 1, с) образуется пересечением линий, касательных к скату основания мозга и задней поверхности зуба СII позвонка. Угол характеризует величину физиологического краниовертебрального кифоза, в норме составляющего 130°-165°.
                  • сфеновертебральный угол (рис. 1, d) образован пересечением линий, касательных к дырчатой пластинке (основанию передней мозговой ямки) и задней поверхности зуба СII позвонка. В норме его величина лежит в пределах от 80° до 105°.
                  • показатель Чемберлена определяется расстоянием между верхушкой зуба СII позвонка и линией, соединяющей задний край твердого неба с задним краем БЗО (т.н. линия Чемберлена). В норме линия Чемберлена пересекает верхушку аксиса либо располагается в пределах 3 мм выше или ниже его;
                  • показатель Мак Грегора определяется расстоянием между верхушкой зуба СII позвонка и т.н. базальной линией, соединяющей задний край твердого неба с затылочным бугорком (т.н. линия Маc Грегора). В норме линии Чемберлена и Маc Грегора совпадают между собой, либо линия Маc Грегора располагается на 2-4 мм ниже.

         Оценка соотношений большого затылочного отверстия и краниального отдела позвоночного канала позволяет оценить стабильность краниовертебральной зоны. По боковой рентгенограмме проводится определение следующих показателей (рис. 1,2):

                  • угол входа в большое затылочное отверстие (рис. 1, 2 е), образуется пересечением линии, касательной к задней поверхности зуба СII позвонка, и линии, соединяющей задненижний край тела СII с задним краем большого затылочного отверстия. В норме этот угол составляет от 25° до 55°.
                  • краниовертебральные расстояния (рис. 2):

                           - переднее краниовертебральное (син. супрадентальное) (рис. 2, а) расстояние измеряют между передним краем БЗО (базион) и верхушкой зуба СII позвонка. В норме супрадентальное расстояние составляет у детей 4-6 мм и достигает у взрослых 12 мм;
                           - заднее краниовертебральное расстояние измеряют между верхней поверхностью задней полудуги атланта CI и затылочной костью (рис. 2, б). В среднем положении головы этот показатель составляет в норме 4-7 мм, но при ее наклоне вперед и назад может колебаться от 0 до 13 мм;

                  • соотношение базиона и верхушки зуба СII позвонка: перпендикуляр, проведенный от базиона к линии входа в позвоночный канал, в норме пересекает зуб СII позвонка;
                  • отношение величины входа в позвоночный канал к полному размеру большого затылочного отверстия (отношение СВ/ АВ), в норме должно составлять не менее 1/2, чаще 3/4. Расстояние СВ оценивают как наименьшее расстояние, «доступное» для краниального отдела спинного мозга - SAC.


















   Рис. 2. Взаимоотношения большого затылочного отверстия (АВ) и краниального отдела позвоночного канала


         Основные спондилометрические параметры, характеризующие анатомию собственно шейного отдела позвоночника, оценивают по боковым рентгенограммам, проведенным при среднем физиологическом положении головы (рис. 3). Исследование ШОП в функциональных положениях сагиттальных и боковых наклонов проводят для выявления его скрытой патологии, чаще всего - нестабильности или гипермобильности отдельных позвоночно-двигательных сегментов.

         Ретроденталъное расстояние (рис. 3, 1) измеряют между задней поверхностью зуба СII и передней поверхностью задней полудуги атланта СI. В норме ретродентальное расстояние должно быть равно или превышать 2/3 расстояния между внутренними контурами передней и задней полудуг СI. Уменьшение этого показателя отмечается при атлантоаксиальной нестабильности, связанной с нестабильностью переднего сустава Крювелье.

         Линия, соединяющая заднюю стенку позвоночного канала между CI и СIII позвонками по имени описавшего ее автора носит название линии Swischuk'a (рис. 3, 2). В норме основание остистого отростка СII должно располагаться не более, чем на 1 мм кзади от указанной линии (т.н. тест Swischuk'a). Нарушение указанных соотношений характерно для атлантоаксиальной нестабильности, связанной с нестабильностью переднего сустава Крювелье или с корпоро-дентальной нестабильностью Си.

         Отношение сагиттальной величины позвоночного канала, измеренной на уровне тела CIV позвонка, к переднезаднему размеру этого тела в зарубежной литературе описывается как индекс Pavlov 'а, а в отечественной - как индекс Чайковского (рис. 3, 3). Согласно зарубежным данным, в норме этот показатель должен превышать величину 0,8, а его уменьшение свидетельствует о наличии врожденного стеноза шейного отдела позвоночного канала. В отечественной литературе нормальной считается величина индекса, превышающая 1.0, при значениях от 0.8 до 1.0 состояние рассматривается как компенсированный, а при величине менее 0.8 - как декомпенсированный стеноз позвоночного канала.









      1 - ретродентальное расстояние,
      2 - линия Swischuk'a,
      3 - индекс Pavlov'a,
      4 - ядра окостенения апофизов шейных позвонков,
      5 - клиновидность тел шейных позвонков,
      6 - ретрофарингеальное расстояние,
      7 - подвижность сегмента СII-СIII,
      8 - слияние тела и зуба СII
      9 - сагиттальный размер сустава Крювелье,
      10 - индекс Power.











                                    Рис. 3. Параметры, оцениваемые в шейном отделе позвоночника
    А - задневерхний край передней полудуги СI, В - базион, О - опистион, С - передневерхний край задней
                                                                полудуги CI (объяснение в тексте)


         Среди других показателей нормального, физиологического состояния шейного отдела позвоночника, следует выделить следующие:

                  • ядра окостенения апофизов тел шейных позвонков появляются в 10-12 лет;
                  • естественная клиновидность тел шейных позвонков сохраняется до 10 лет;
                  • максимальное ретрофарингеальное расстояние (рис. 3, 6) на уровне тел СII - CIV позвонков не должно превышать 7 мм, на уровне CV - CVII позвонков - 20 мм;
                  • на уровне СII-СIII сегмента (рис. 3, 7) у детей возможна физиологическая подвижность позвонков в пределах от 0 до 3 мм, что оценивается как псевдонестабильность указанного сегмента;
                  • слияние тела и зуба СII (рис. 3, 8) происходит по рентгенологическим данным в возрасте от 3 до 6 лет. Однако на магнитно-резонансных томограммах тень корпоро-дентального синхондроза сохраняется в значительно более поздние сроки, в том числе она может выявляться и у взрослых;
                  • величина щели сустава Крювелье (рис. 3, 9) не превышает 3-4 мм;
                  • супрадентальное расстояние (рис. 3, 10) составляет у детей 4-6 мм и достигает 12 мм у взрослых;
                  • отношение расстояния между базионом и задней полудугой атланта к расстоянию между передней дугой атланта и опистионом описано в литературе как индекс Power, показатель характеризует стабильность краниовертебральной зоны и в норме равен или меньше 1.0 (рис. 3,10).


         Повреждения шейного отдела позвоночника

         Повреждения шейного отдела позвоночника, особенно у взрослых, следует отнести к наиболее тяжелым вариантам травмы. Для таких травм характерны:

                  • высокий риск развития тяжелых неврологических осложнений, вплоть до тетраплегии;
                  • высокая частота летальных травм, причем смерть нередко наступает на догоспитальном этапе;
                  • разнообразный характер костных повреждений, обусловленный своеобразным анатомическим строением шейного отдела позвоночника.

         Тяжесть травматических повреждений шейного отдела позвоночника нередко усугубляется оказанием недостаточно квалифицированной медицинской помощи. Это объясняется несколькими факторами, имеющими как объективный, так и субъективный характер:

                  • врачи, в том числе травматологи и нейрохирурги, практически не информированы об особенностях повреждений шейного отдела позвоночника и методах их ведения;
                  • к настоящему времени недостаточно наполнен «рынок» шейных ортезов, роль которых на этапах лечения травм шейного отдела позвоночника трудно переоценить;
                  • явно сохраняется дефицит современных отечественных инструментов для малотравматичных операций на шейном отделе, в том числе средств для его внутренней инструментальной фиксации. Это не позволяет осуществлять в достаточном объеме полноценные хирургические вмешательства на всех отделах шейных позвонков и в краниовертебральной зоне.
        
         Все вышеперечисленное обусловило необходимость познакомить читателя с наиболее частыми вариантами травм атлантоаксиального сочленения и шейных позвонков, некоторыми типичными механизмами их возникновения, а также с основными принципами их ведения.

         Передний вывих CI (рис. 4. а), сопровождающийся разрывом поперечной связки и резким сужением ретродентального расстояния (SAC, см. аббр.), в большинстве случаев является летальной травмой из-за сдавления зубом СII дистального отдела продолговатого мозга и краниального отдела спинного мозга. При этом виде повреждения необходима фиксация шейного отдела позвоночника и головы в положении разгибания головы. Консервативными методами, как правило, не удается достигнуть адекватной стабильности СI-СII сегмента, что ведет к развитию хронической атлантоаксиальной нестабильности, которая в данном случае относится к потенциально летальной и требует проведения ранней или отсроченной хирургической фиксации.

         Передний подвывих CI с переломом основания зуба СII (рис. 4.б) по сравнению с передним вывихом CI является более благоприятной в отношении неврологических осложнений травмой. У детей аналогом перелома зуба СII является разрыв корпоро-дентального синхондроза или эпифизеолиз зуба СII. Лечение данной травмы заключается в проведении тракции на петле Глиссона или в Halo-аппарате в положении разгибания головы. После ликвидации подвывиха, подтвержденной рентгенологическим исследованием, проводится гипсовая или ортезная фиксация на протяжении 12-16 недель у взрослых или 6-8 - у детей в жесткой краниоцервикальной повязке типа Minerva либо аппаратная фиксация Halo-cast. При отсутствии в отдаленные сроки срастания перелома, подтвержденном функциональными рентгенограммами в положении сгибания/разгибания, рекомендуется хирургическая стабилизация краниовертебральной зоны.

         Задний трансдентальный вывих СI (рис. 4,в) типичен для травмы, сопровождающейся резким разгибанием головы, часто отмечаемым при ударе в подчелюстную зону (у взрослых). У новорожденных это повреждение возникает при чрезмерном разгибании головы во время родов, особенно при использовании различных акушерских приемов родовспоможения.  Редукция (вправление) вывиха достигается умеренной осевой тракцией за голову с последующим разгибательно-сгибательным движением головы. Поперечная связка при этом виде травмы не повреждается, поэтому иммобилизация в корсете типа Minerva или аппарате Halo-cast в течение 6-8 недель обычно является достаточной. Хирургическая стабилизация предпринимается при наличии в отдаленные сроки патологической подвижности сегмента или при стойком болевом синдроме.














                                    Рис. 4. Варианты повреждений атлантоаксиального сочленения
                   а - передний вывих CI; б - передний подвывих CI с переломом основания зуба СII;
                           в - задний трансдентальный вывих CI; г - ротационный подвывих CI


         Ротационный подвывих CI (рис. 4, г) - наиболее частый вариант повреждения атлантоаксиального сочленения, типичным клиническим проявлением которого является ограничение подвижности ШОП, сопровождающееся болевым синдромом. Механизм возникновения его различен, чаще связан с резким поворотом головы. При сопутствующей аномалии Кимерли (см. термины), травма может сопровождаться острым нарушением мозгового кровобращения. Лечение заключается в ликвидации подвывиха при функциональном вытяжении на петле Глиссона с последующей иммобилизацией в воротнике Шанца на 7-10 дней.

         Необходимо обратить внимание, что любое отклонение головы от фронтальной плоскости сопровождается на переднезадних рентгенограммах атлантоаксиальной зоны проекционной асимметрией парадентальных щелей, боковых атлантоаксиальных суставов, боковых масс атланта. Это позволяет считать, что для лучевого подтверждения диагноза ротационного подвывиха позвонка СI компьютерная томография является более объективной, чем традиционное рентгенологическое исследование этой зоны через открытый рот, которое сопровождается гипердиагностикой указанной патологии.



















                                                                        Рис. 5. Переломы зуба СII позвонка


         Тип I - отрывной перелом верхушки зуба,
         тип II - поперечный перелом основания зуба,
         тип III - перелом, захватывающий верхние суставные отростки

         Своеобразие анатомического строения позвонка СII требует уделить внимание такой своеобразной травме, как перелом его зубовидного отростка. Выделяют три типичных варианта такого повреждения: поперечный или косой отрывной перелом верхушки зуба на уровне крыловидной связки (перелом I типа), поперечный перелом основания зуба (перелом II типа) и перелом, проходящий через один или оба верхних суставных отростка (перелом III типа) (рис. 5, цит. по Гэлли Р.Л. с соавт., 1995). Указанные варианты повреждения характеризуются различной степенью нарушения стабильности атлантоаксиального сегмента. Отрывной перелом верхушки зуба СII редко сопровождается смещением отломка и нестабильностью СI-СII сегмента, в то время как для других видов перелома механическая атлантоаксиальная нестабильность и неврологические осложнения являются типичными.

         Ранее мы упоминали об особенностях формирования корпоро-дентального синостоза, который ошибочно может быть принят за травматическое повреждение. Добавим, что у детей за перелом зуба СII позвонка может быть ошибочно принят анатомический вариант развития, обозначаемый как зубовидная кость (см. термины), а также апофизарная зона роста его ядра окостенения.

         Подвывихи и вывихи шейных позвонков могут наблюдаться как в виде самостоятельных повреждений, так и в сочетании с переломами шейных позвонков, осложненными разрывом связочного аппарата позвоночно-двигательных сегментов. В зависимости от степени смещений в межпозвонковых суставах шейных позвонков, выделяют простой и верховой подвывих, а также сцепленный вывих позвонков (рис. 6).












                                             Рис. 6. Варианты смещений в шейном отделе позвоночника
                                    а - простой подвывих, б - верховой подвывих, в - сцепленный вывих


         Рентгенологическими признаками вывиха (подвывиха) шейных позвонков, выявляемыми на рентгенограмме в переднезадней проекции, являются:

                  • ступенеобразное отклонение линии остистых отростков, при этом:
                           а) при одностороннем переднем смещении в дугоотростчатых суставах остистый отросток отклоняется в больную сторону (рис. 7, а);
                           б) при одностороннем заднем смещении остистый отросток отклоняется в здоровую сторону (рис. 7, б) (следует помнить о том, что отсутствие деформации остистых отростков не исключает возможности нарушения соотношения в суставах, что, по мнению В.П. Селиванова и М.Н. Никитина (1971), может быть объяснено вариабельностью развития остистых отростков;
                  • разновеликость поперечных отростков у вывихнутого позвонка справа и слева: поперечный отросток больше выступает на стороне, ротированной кзади, и меньше - на стороне, ротированной кпереди;
                  • увеличение более, чем в 1,5 раза расстояния между вершинами остистых отростков на уровне поврежденного сегмента;










                            Рис. 7.  Рентгенологические признаки вывиха шейных позвонков (объяснение в тексте)


         Признаками вывихов и подвывихов шейных позвонков, выявляемыми в боковой проекции, является величина угла, образованного линиями, проведенными по нижним краям смежных позвонков, более 11° (Гэлли Р.Л. с соавт., 1995) и локальное сужение позвоночного канала.

         По характеру дислокации позвонков выделяют «опрокидывающиеся» смещения шейных позвонков под углом и «соскальзывающие» смещения в горизонтальной плоскости. Соскальзывающие вывихи чаще сопровождаются спинальными нарушениями, что связано с возникающим при этой травме сужением позвоночного канала (рис. 8).











                                    Рис. 8. а - «опрокидывающийся вывих», б - «соскальзывающий вывих»
        

         Некоторые варианты переломов шейных позвонков получили специальные названия под которыми они обозначаются в вертебрологической литературе.

         Перелом Джефферсона (рис. 9) - перелом дуг и/или боковых масс атланта СI. Типичный механизм травмы - осевая вертикальная нагрузка на голову. Характерными являются наличие обширных пре- и паравертебральных гематом, болей в шее. Выделяют следующие варианты повреждения:














                                             Рис. 9. Перелом Джефферсона (объяснение в тексте)


         • типичный перелом Джефферсона - многооскольчатый взрывной («лопающийся») перелом или «истинный» перелом Джефферсона, с повреждением передней и задней полудуг атланта. Характерно наличие парных переломов (по два спереди и сзади). Передняя и задняя продольные связки как правило остаются интактными, спинной мозг не повреждается. Повреждение может протекать без разрыва поперечных связок (повреждение стабильное) (рис. 9, а) и с разрывом поперечных связок (потенциально нестабильная травма) (рис. 9, б);
         • атипичный перелом Джефферсона - перелом боковых масс атланта, чаще двусторонний, но может быть односторонним. Перелом стабильный.












                                                                        Рис. 10. Переломовывих палача


         Переломовывих палача (травма «висельника», Hangman-перелом) - травматический спондилолистез СII (рис. 10). Типичный механизм травмы - резкое разгибание головы с осевой нагрузкой. Исторически сложившийся термин «травма висельника» связан тем, что данное повреждение шейных позвонков характерно для казненных повешением. Повреждение также может наблюдаться при автомобильных травмах (прямой удар головой о лобовое стекло). В зависимости от степени листеза выделяют 3 типа повреждения:

         I - смещение кпереди менее 3 мм, без разрыва передней и задней продольных связок; повреждение стабильное;
         II - смещение кпереди более 3 мм без разрыва передней и задней продольных связок, повреждение условно стабильное;
         III - повреждение с разрывом передней и задней продольных связок, и межпозвонкового диска: сопровождается истинной нестабильностью позвоночно-двигательного сегмента и осложняется травмой спинного мозга, вплоть до его разрыва.

         Перелом землекопа - отрывной перелом остистых отростков CVII, CVI, TI (позвонки распределены по частоте повреждения при данной травме). Типичный механизм травмы - резкое сгибание головы и верхнешейных позвонков при напряженных мышцах шеи. Название связано с травмой, которую получает человек, находящийся в яме («землекоп»), на наклоненную кпереди голову которого падает груз (обвалившаяся земля). Повреждение клинически сопровождается локальной болезненностью, связанной только с травмой задней колонны позвоночника. Повреждение стабильное механически и неврологически.

         Травма ныряльщика - взрывной перелом тел шейных позвонков ниже СII, сопровождающийся разрывом передней и задней продольной связок, задних межостных связок и межпозвоночного диска. Типичный механизм травмы - аксиальная нагрузка, при резком сгибании головы и шеи. Повреждение механически и неврологически нестабильное.

         Деление повреждений шейного отдела позвоночника в соответствии с классификацией AO/ASIF приведено в табл. 1. Все повреждения СIII -CVII позвонков, сопровождающиеся растяжением переднего и заднего опорных комплексов, в классификации АО/ ASIF относят к типу «С» (наиболее тяжелому) из-за наихудшего прогноза и необходимости более активного хирургического лечения.

         Нестабильность шейного отдела позвоночника. Применительно к шейному отделу позвоночника термин нестабильности стал особенно широко применяться в последние годы, что связано с возрастающим вниманием к его патологии. Диагноз чаще всего ставится на основании рентгенологических данных, при этом не учитываются не только возрастные особенности шейного отдела позвоночника (физиологическая подвижность шейных позвоночно-двигательных сегментов у детей значительно выше, чем у взрослых), но и конституциональные особенности, характерные для некоторых системных дисплазий, прежде всего такие, как гипермобильность ПДС.

         Таблица 1. Классификация повреждений шейных позвонков по A O/ASIF














         S.I. Essen (1995) для оценки нестабильности средне- и нижнешейного отделов позвоночника предложил учитывать не только рентгенологические признаки, но и клинические симптомы, каждый из которых оценен в баллах, а для постановки диагноза нестабильности необходимо, чтобы общая сумма составила 5 или более баллов (табл. 2):

         Таблица 2. Шкала клиникo-рентгенологической оценки нестабильности средне- и нижнешейного отделов позвоночника














         Для оценки тяжести клинических проявлений шейной миелопатии различной этиологии (вызванной врожденными пороками шейного отдела позвоночного канала, травматическими повреждениями, при спондилезе и других дегенеративных заболеваниях), японской ортопедической ассоциацией (JOA, 1994) предложена 17-балльная оценочная шкала (табл. 3). Шкала выглядит несколько экзотично (что связано с некоторыми национальными особенностями), однако это не снижает ее значения и, при соответствующей модификации, она может быть использована в любой другой стране. Принципы, заложенные в шкале JOA, нами были использованы при создании собственной шкалы оценки адаптационного статуса больных с патологией позвоночника.

При невозможности точного определения оцениваемого параметра («промежуточное значение»), ему присваивается наименьший балл. При асимметрии оцениваемых баллов с правой и левой стороны, признаку также присваивается наименьшее значение.

         Таблица 3. Шкала JОА для оценки тяжести клинических проявлений шейной миелопатии














































         Эффективность проведенного хирургического лечения в процентах по данным шкалы JOА оценивают по формуле:

         (сумма "postop" - сумма "preop") / (17 - сумма "preop") х 100,

         где сумма "preop" - исходная сумма баллов,  сумма "postop" - послеоперационная сумма баллов. При эффективности лечения от 75 до 100% результат лечения оценивают как отличный; от 50 до 74% - как хороший; от 25 до 49% - как удовлетворительный и от 0 до 24% - как плохой.

         Возросший в последние годы уровень лучевой диагностики различных патологических состояний шейного отдела позвоночника привел к ситуации, когда обнаруженные изменения a priori принимаются за причину жалоб, чаще всего имеющих общемозговой характер. Во внимание не принимают ни клинические особенности симптомов, ни отсутствие патологических признаков, выявляемых другими объективными методами исследования - т.е. все то, что позволяет поставить под сомнение вертеброгенный характер предъявляемых жалоб. На наш взгляд, диагноз цервикальной патологии должен устанавливаться только по совокупности клинических симптомов, данных лучевых методов диагностики (прежде всего, рентгенологических и/или МРТ) и функционального исследования кровотока магистральных сосудов головы в области шеи. Именно по такому принципу построен предлагаемый нами алгоритм диагностики патологии шейного отдела позвоночника (рис. 11).



























                                  Рис. 11. Алгоритм диагностики патологии шейного отдела позвоночника

         * Выявление патологических изменений на рентгенограмме при отсутствии клинических жалоб может расцениваться как случайная лучевая находка или, при выявленных нарушениях магистрального кровоснабжения, соответствовать доклинической стадии заболевания.
Шейный отдел позвоночника

Спасибо, что Вы с нами!
Добро пожаловать на информационно-образовательный сайт для нейрохирургов!